У кого учиться Гениальному Упрощению достижения Целей?

Обмениваемся новыми идеями, мыслями для мозгового штурма.

Девятов АНДРЕЙ ПЕТРОВИЧ, основатель мировоззренческой Школы

Сообщение proster » 03 ноя 2012, 14:18

Девятов АНДРЕЙ ПЕТРОВИЧ,
основатель мировоззренческой Школы Небополитики,
преподаватель Школы Здравого Смысла, постоянный заместитель Директора института
Российско-Китайского взаимодействия, воин-интернационалист СССР, член союза писателей России.
ТРЕТЬЯ ОРДА – КАК ВЫХОД ИЗ ТУПИКА НЕИЗБЕЖНОСТИ РЕАЛЬНОЙ ВОЙНЫ
https://shzs.info/news/1271-tretia-orda ... voiny.html
-------------------------

Андрей Петрович Девятов закончил военный институт иностранных языков в Москве.
После участия в арабо-израильской войне 1973 года был взят на службу в ГРУ Генштаба минобороны СССР.
В 1976 году впервые направлен в Китай под дипломатическим прикрытием.
Всего за четверть века службы таких командировок было три, общей продолжительностью 11 лет
(позже он прожил в Китае еще 6 лет уже как частное лицо).

Ведя результативную разведывательную деятельность в ядерной и ракетно-космической сфере,
Девятов вышел на пенсию по выслуге лет в ранге полковника. Вернувшись в Россию,
Девятов активно занимается вопросами российско-китайского стратегического взаимодействия:
руководит рядом научных центров, издает книги и регулярно публикует статьи о Китае.
Андрей Девятов - действительный член российского отделения
международной академии исследования будущего (Брюссель),
заместитель директора института российско-китайского стратегического взаимодействия,
член союза писателей России
https://devyatov.su/
http://www.maib.ru/
---------------------------------
Сайт Трона http://www.tron-np.ru
https://www.youtube.com/watch?v=LHRZ13_PwoE
----------------------------
Аватар пользователя
proster
 
Сообщений: 257
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 11:42
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Re: У кого учиться Упрощению достижения Целей?

Сообщение proster » 03 ноя 2012, 14:18

Правда, Г.Г. Шпет - оптимист. Он говорит, что рогатые рожи психологических субъектов здоровые и трезвые люди никогда и не видели - ни во сне, ни наяву. Здесь Г.Г. Шпет оказался неправ. Психологический субъект все же привиделся, не знаю уж как, то ли во сне, то ли наяву, В.В. Набокову, который, вслед за Н.В. Гоголем, коллекционировал причуды человеческой психики. Его герой - гностик Цинцинат был настолько бесплотен, что его и казнить было невозможно (см. "Приглашение на казнь"). А. Платонову (уверен, что и Г.Г. Шпету) повезло меньше. Он психологического субъекта увидел воочию: "Новый человек - голый, без души и имущества, в предбаннике истории, готовый на все, только не на прошлое" (см. его Дневник 1929 г.). Сегодня философски и психологически подозрительные субъекты и их тени заменили "нового человека" и все чаще блуждают по страницам нашей психологиче-ской литературы. Бессовестный субъект, бездушный субъект - это, скорее всего, не вполне нормально, но привычно. А душевный, совестливый, одухотворенный субъект - смешно и грустно. Даже "умный субъект" звучит издевательски. Иное дело, субъект как знак. Г.Г. Шпет писал, что он хочет сделать объектом принципиального анализа самого субъекта, как своего рода объект, и при том как "социальная вещь", но не в качестве только средства, а и в качестве также знака как такого и носителя знаков. "Лицо субъекта выступает, как некоторого рода репрезентант, представитель, "иллюстрация", знак общего смыслового содержания, слово (в его широчайшем символическом смысле архетипа всякого социально-культурного явления) со своим смыслом (Цезарь - знак, "слово", символ и репрезентант цезаризма, Ленин - коммунизма)" [13; 242]. Г.Г. Шпет для этих субъектов подобрал удивительно точное слово - "репрезентанты". Репрезентировать можно любые мерзости. Субъекты - репрезентируют, а личности - олицетворяют.

Возвращаясь к нашей психологической литературе, справедливости ради должен сказать, что сейчас появилось много адептов западной гуманистической психологии, лексикон которых более человечен. Мой краткий экскурс в проблематику "я", "субъекта", "личности", которой много сил отдали П.А. Флоренский, Г.Г. Шпет, М.М. Бахтин, А.Ф. Лосев и другие отечественные мыслители, адресован именно им. Гуманизм - это, конечно, хорошо, хотя и не очень свежо.
Но и ответственность - это тоже кое-что: "Личность должна стать сплошь ответственной: все ее моменты должны не только укладываться рядом во временном ряду ее жизни, но проникать друг [в] друга в единстве вины и ответственности" [2; 7]. Единство вины и ответственности - это совесть как самоосновное, бытийное явление. Только "там, где есть совесть, развивается психология и, следовательно, - сама наша возможность говорить о поступках на языке психологии; это и будет осмысленный язык" [10; 31].
Конечно, необходимым условием использования осмысленного языка является наличие реальности, называемой совестью, когда эта реальность достаточно долгое время и при участии достаточного числа людей охвачена действием определенных формализмов. М.К. Мамардашвили называет совесть чистым формализмом, т.е. условием появления точки отсчета внутри самой реальности.

---------------------------------

За эти пределы начали выходить С.Л. Рубинштейн и А.Н. Леонтьев. Их ученики, однако, не спешат последовать примеру своих учителей, хотя им могли бы в этом помочь размышления Г.Г. Шпета и М.М. Бахтина об этом предмете.
В нашей литературе мелькают в качестве оппозиции субъект-объектным отношениям отношения субъект-субъектные, но они остаются какими-то бездушными и безличностными, напоминающими, скорее, объект-объектные отношения, а не человеческие отношения Я - Ты, Я - Другой, Я - Мы и т.п. В этих последних речь идет не столько о познании, сколько об особого рода понимании. Г.Г. Шпет называл такое понимание симпатическим (ср.: А.С. Пушкин - "симпатическое волнение"). По Г.Г. Шпету, психологическое узрение чужой индивидуальности в ее "целом" и есть симпатическое понимание [17; 174]. Такое понимание может быть естественным, непосредственным, ненавидящим, персональным. Для него характерны со-чувствие, со-мыслие, со-переживание, подражание, вчувствование. А. Гумбольдт добавил бы со-действие, являющееся со-ощущением. Г.Г. Шпет эти аффективные пласты рассматривает не как пласты внутренней формы слова, а как его поверхность, субъективную оболочку, которую он называет выразительностью, экспрессивностью слова [14; 426-431].
----------------------------------------------------------------------
Г.Г. Шпет также приводит старую, фихтевскую формулу "нет субъекта без объекта, нет объекта без субъекта" и следующим образом комментирует ее: она "приобретает смысл в утверждении корреляции между самими предметами: нет предмета без другого предмета. Предмет есть предмет или становится предметом только по отношению к другому предмету или другим предметам. Я, имрек, только так и существует: предмет среди предметов, - Павел Иванович (Чичиков) в им освещаемой и согреваемой, и его питающей и прославляющей, обстановке, "среде"" [15; 101]. Другими словами, предмет, кем бы и чем бы он ни был, может иметь свое предметное бытие только в контексте
-----------------------------------------------------------

Под "смыслом", под "интимным" предмета Г.Г. Шпет понимал "тот действительный центр, из которого исходят все нити его конституции, - адекватное усмотрение его давало бы предмет не только в его смысле, но и в его разумной мотивированности, хотя бы только в состоянии "потенциальном", в состоянии "готовности быть"" [17; 173-174]. (Кстати, в таком "интимном" предмета лежат корни вполне справедливого положения А.Н. Леонтьева о том, что мотив - это предмет. Указанное положение вызывало множество недоумений, которые его автор так и не разъяснил.)
Сам Г.Г. Шпет иногда говорит о "личности" как о "вещи", а иногда - как о "предмете", делая в обоих случаях такое количество оговорок, что почти исчезает и вещность, и предметность личности. Если воспользоваться терминологией К. Маркса, ее можно представить как "чувственно-сверхчувственную вещь". К несчастью, личность нередко выступает как товар. Попробуем выйти за пределы этих "трех сосен" в жизненный мир.
Так называемый объективный мир действительно существует и находится там, где ему надлежит быть, т.е. вне и независимо от сознания человека. Но он существует таким образом лишь до тех пор, пока он не станет миром человеческим. Стать таковым он может, лишь войдя в круг, в континуум бытия-сознания, в мир человеческой деятельности. Попадая в этот круг, объективный мир или его объекты очеловечиваются, вочеловечиваются, получают названия, Имя собственное. Прекрасное слово "вочеловечивание" я встречал у блаженного Августина, у А. Блока.
--------------------------------------------------------------
Г.Г. Шпет еще больше усиливает личностную составляющую познания: "Личность не может любить безличное и хотеть безличного; это относится к ее существу" [15; 32].

Диалогическим, согласно Г.Г. Шпету, является и сознание. В.Г. Кузнецов следующим образом резюмирует его взгляды на сознание: "Субстанциальную природу сознания Шпет обнаруживает в уразумении и его результатах, в интерпретации символов. А всякое уразумение есть со-участие, со-причастность, со-знание, "сознаваемое единство сознания". Все перечисленные понятия указывают на общую для всех уникальных индивидов субстанцию сознания: совместное поле деятельности (мир со-знания) уникальных Я по поводу уразумения со-мысли (смысла), совместной мысли как общего достояния многих. Собственником сознания является индивид. Идеальное Я есть сущность его сознания. Оно есть конкретное, как таковое, имеет свою особую "общность", которая достигается не путем "обобщения", а путем "общения"" [9; 671]. Замечу, что совместное поле деятельности - это мир со-знания, мир культуры. К этому был близок Л.С. Выготский и от этого удалился А.Н. Леонтьев. Г.Г. Шпет не считал нужным начинать "от печки", от предметной деятельности. Для него слово, знание, культура были предметны по определению. Они все содержали "предметный остов".
Во внутренней жизни слова, как любит говорить Г.Г. Шпет, in potentia содержится живой разговор, диалог, поэтому слово может быть живым и живящим. Приведу его гимн слову и диалогу, подразумевающий бахтинскую полифонию сознания: "Уединенность рождает грезы, фантазии, мечту - немые тени мысли, игра бесплотных миражей пустыни, утеха лишь для умирающего в корчах голода анахорета. Уединение - смерть творчеству: метафизика искусства! Благо тому, кто принес с собою в пустыню уединения из шума и сумятицы жизни достаточный запас живящего слова и может насыщать себя им, создавая себя, умерщвляя ту жизнь: смертию смерть попирая. Но это уже и не уединение. Это - беседа с другом и брань с врагом, молитва и песня, гимн и сатира, философия и звонкий детский лепет. Из Слова рождается миф, тени - тени созданий, мираж - отображенный Олимп, грезы - любовь и жертва. Игра и жизнь сознания - слово на слово, диалог" [14; 347].
Такому слогу мог бы позавидовать и М.М. Бахтин, а уж о психологах и говорить нечего. Может быть, и с этой стороны можно будет подобраться к тайне и традиции игнорирования работ Г.Г. Шпета.
Весь приведенный выше заочный диалог о личности, о Я, об их "предметности", "вещности" (лучше бы - вечности) преследовал, помимо познавательной, определенную прагматическую цель. Диалог нужно рассматривать как своего рода обращение к психологам, к их личной ответственности. Итак, личность, как чудо, как миф, как единственность, не нуждается в экстенсивном раскрытии. М.М. Бахтин резонно заметил, что она может выявить себя в жесте, в слове, в поступке (а может и утаить).
Следует задуматься над тем, не прав ли был А.А. Ухтомский, говоря, что личность - это состояние, хотелось бы добавить - состояние духа и души, а не почетное пожизненное звание. Она ведь может потерять лицо, исказить свой лик, уронить свое человеческое достоинство, которое усилием берется. А.А. Ухтомскому вторил Н.А. Бернштейн, говоря, что личность - это верховный синтез поведения. Подчеркну - верховный! Ведь наше поведение далеко не всегда осуществляется на верхнем "до". Можно сказать, что в личности достигается интеграция, слияние, гармония внешнего и внутреннего. А там, где гармония, психология умолкает.
Приведенные высказывания - это прививка против обыденного толкования понятия личность, упражнений в изображении ее структуры, бездумного тестирования, заочного определения и претензий на ее формирование. Может быть, есть смысл задуматься над тем, что свобода и неприкосновенность личности включает в себя также свободу от вторжения в ее мир педагогов и психологов.
Русское слово "личность" - не калька с английского "personality". Лицо и персона - это не одно и то же. Этимологически персона - это маска. А.Ф. Лосев связывал происхождение слова "личность" с ликом, а не с личиной.
Аватар пользователя
proster
 
Сообщений: 257
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 11:42
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Re: У кого учиться Упрощению достижения Целей?

Сообщение proster » 03 ноя 2012, 14:19

Густав Шпет
Очерк развития русской философии. Ч.2. Материалы. Реконструкция Т. Щедриной
Настоящим томом продолжается издание сочинений Г.Г.Шпета. В него вошли статьи о русских философах (П.Д.Юркевиче, А.И.Герцене, П.Л.Лаврове), опубликованные самим Шпетом; недописанные главы II части (Очерка", посвященные идеям "Без линеек" и "Перевал";
а также подготовительные заметки к отдельным главам и конспекты книг.

Предисловие. Татьяна Щедрина
Очерк развития русской философии. П. Материалы
"Очерк развития русской философии": план
Конспект "Очерка" с делением на главы
Глава "Без линеек": план и заметки
Глава "Перевал": план и заметки
К вопросу о гегельянстве Белинского
Заметки к параграфам о Белинском
Философское мировоззрение Герцена
Заметки к параграфу "Философски-историческое
решение
проблемы народности у славянофилов и у Герцена"
Философское наследство П.Д. Юркевича (К
сорокалетию со дня смерти)
Источники диссертации Чернышевского
Заметки к параграфам о Чернышевском
Философия Лаврова
П.Л. Лавров и А.И. Герцен
Антропологизм Лаврова в свете истории философии
Отдельные заметки
Кризис философии
Приложения
---------------------------
Аватар пользователя
proster
 
Сообщений: 257
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 11:42
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

У кого учиться Упрощению достижения Целей?

Сообщение proster » 03 ноя 2012, 14:19

Шпет и Шестов Лев (настоящие имя и фамилия: Иегуда Лейб Исаакович Шварцман) (1866-1938) - русский философ, один из основоположников экзистенциальной философии, оказавший значительное влияние на творчество Булгакова. Наиболее отчетливо это влияние проявилось в романе "Мастер и Маргарита".
Судя по тому, какая судьба постигла в "Мастере и Маргарите" "голого" рационалиста Михаила Александровича Берлиоза, мысль философа об ограниченности возможностей человеческого познания и предвидения разделял.
В 1915 г. становится членом Московского психологического общества. В июне 1918 г. Ш. приехал в Киев, где начал читать в университете введение в философию права. В июне 1919 г. становится приват-доцентом философского отделения историко-филологического факультета Киевского университета, предполагая читать курс по истории древней философии.
Наибольшие параллели в булгаковском творчестве обнаруживаются с "Властью ключей". В 1917 г. фрагмент этой работы был опубликован в ежегоднике "Мысль и слово", который редактировал известный философ и филолог Густав Густавович Шпет (1879-1937). Со Шпетом Ш. близко сошелся в Москве в 1914 г., а Шпет с Булгаковым подружились в 1925 г. в связи с женитьбой писателя на Л. Е. Белозерской и вступлением его в круг интеллигенции, связанной с Государственной Академией Художественных Наук.

Г. Г. Шпет был вице-президентом ГАХН с 1926 г. и до закрытия в 1930 г. (возникла академия в 1921 г.). Членами ГАХН были многие друзья Булгакова - филолог Н. Н. Лямин, философ и филолог П. С. Попов, писатель Сергей Заяицкий (1893-1930), в квартире которого в Долгом переулке, скорее всего, и произошло знакомство Шпета с Булгаковым. Шпет мог выступить посредником в знакомстве автора "Мастера и Маргариты" с работами Ш. Дополнительным психологическим основанием для особого внимания Булгакова к творчеству Ш. могло послужить то обстоятельство, что автор "Власти ключей", как и Шпет, был земляком писателя.
Ш. строит "Власть ключей" на противопоставлении судьбы и разума, стремясь доказать невозможность охвата живого многообразия жизни одним только рациональным мышлением. Основную часть своего труда он начинает с высказывания древнегреческого историка Геродота о том, что "и Богу невозможно избежать предопределения судьбы", подчеркивая различия фигурирующей здесь "мойре" - "судьбы" и "логоса" - "разума", тогда как в позднейшей философской традиции, по мнению Ш., "мойре" постепенно стала превращаться в "логос".

И именно этой фразой в редакции "Мастера и Маргариты", создававшейся в 1929-1930 гг., Воланд провожал Берлиоза, которому через несколько мгновений суждено было погибнуть под колесами трамвая. "Князь тьмы" предупреждал самоуверенного литератора: "Даже богам не возможно милого им человека избавить!.." (ясно подразумевалось - от судьбы, от смерти). Упоминал Воланд и то, что "дочь ночи Мойра (древнегреческая богиня судьбы) допряла свою нить", намекая на скорую гибель председателя МАССОЛИТа. На примере Берлиоза сатана демонстрировал бессилие разума перед судьбой, и в этом Булгаков следовал Ш. А предложение дать о предстоящей смерти телеграмму в Киев дяде можно понять и как указание на родину Ш.
Аватар пользователя
proster
 
Сообщений: 257
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 11:42
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Константин Константинович Платонов — советский психолог

Сообщение proster » 03 ноя 2012, 14:19

Константин Константинович Платонов — советский психолог, доктор психологических и медицинских наук, профессор. С его именем связана почти вся история отечественной психологии. Один из основоположников авиационной психологии.
http://www.ipras.ru/cntnt/rus/media/rus ... l#platonov

Его книги до сих пор являются существенным теоретическим фундаментом для подготовки летчиков.
https://www.facebook.com/photo.php?fbid ... =3&theater

В 1924 году К. Платонов закончил биологический факультет Харьковского педагогического института, а в 1930 - Ленинградский медицинский институт.
Его научная деятельность началась в 1920-е годы: он работает в Харьковском институте распространения естествознания, затем в Украинском психоневрологическом институте (с 1925); проводит в эти годы свои первые исследования,
издает первую книгу - учебное пособие по биологии для педагогических вузов.

В 30-х годах он занимался психологическим анализом профессии.
Под его руководством на крупнейших заводах страны:
Горьковском автомобильном и Челябинском тракторном были созданы и успешно работали комплексные лаборатории по психологии труда.

Участник Великой Отечественной войны, прошел в составе 16 воздушной армии
путь от Сталинграда до Берлина, был заместителем флагманского врача армии, организовывал и проводил медико-психологические экспертизы боеспособсности летчиков.
С 1950 по 1957 годы преподавал курс "Психология труда" в Московском государственном университете им. М.В.Ломоносова.
С 1960 г. - сотрудник сектора психологии Института философии АН СССР,
сотрудник Института психологии АН СССР.
https://www.livelib.ru/author/303836-ko ... n-platonov
http://psyche.ru/BigFale/Book/Platonov.pdf
--------------------------------------

Константин Константинович Платонов был одним из лучших
популяризаторов психологии.
С предельной простотой и ясностью, доступно и увлекательно он
знакомил с основами психологической науки.
В книге «Занимательная психология»
просто и занимательно автор рассказывает о психике
и о ее неисчерпаемых возможностях, о том,
как она функционирует, чем один человек отличается от другого,
о личности и коллективе и о многих других проблемах психологии.
https://www.livelib.ru/book/1000809151- ... ntent=book
------------------------------------------
К.К.Платонов очень ценил книги друга и соратника Б.М.Теплова.

К.К.Платонов вспоминает.

"Ученый, как и писатель, никогда не знает,
что из его произведений его прославит.
Имя Бориса Михайловича Теплова не было бы так
широко известно, если бы он написал только свою докторскую
диссертацию «Психология музыкальных способностей», защищенную весной
1941 г. и изданную отдельной монографией в 1947 г.,
знакомую с тех пор каждому студенту консерватории, или только
статью «Ум и воля военачальника» (1943), изучавшуюся военными и в тылу,
и на всех фронтах.

Но, когда он написал учебник для средней школы «Психология» (М., 1946),
https://libking.ru/books/antique-/antiq ... .html#book
многократно переизданный на многих языках, его имя в Советском Союзе узнали все.
Это блестящая по стилю и глубоко научная по содержанию книга,
прочитать которую весьма полезно каждому культурному человеку,
а литератору — и подавно!

В конце 1950-х годов курс психологии был исключен из программы средней школы.
Мне стало ясно, что ни один школьник больше не прочтет
замечательного учебника Бориса Михайловича.
А между тем пропаганда нашей науки среди
молодежи настоятельно требовалась.

Как я уже писал раньше,в апреле 1958 г. у меня был инсульт (как в старину выражались,«удар»), сделавший меня физически неполноценным человеком.
Поняв, что жизненный путь мне придется изменить, я, не желая
расставаться с психологией и вообще «поддаваться болезни»,
на пятый день начал обдумывать и писать «Занимательную психологию».

Благо, времени было предостаточно, и парализована
была, к счастью, левая половина тела! Эта работа и увлекла меня,
и отвлекла, и предохранила от отчаянья!
Ведь мне было всего 52 года!

Писал я ее, неприкрыто подражая «Занимательной физике»
Перельмана, превзойти которую пока никому, и мне в том числе,
не удалось. Но я хотел написать ее так, чтобы книга о психологии,
столь мало популярной в 1950 годах, с интересом читалась молодежью.
Сейчас психология вошла в моду, и конкурс на психологический факультет —
один из самых высоких в университете.
Льщу себя надеждой, что в этом есть крупица и этого моего труда!

Когда «Занимательная психология» в 1962 г. вышла в свет
(потом было второе, лучшее издание в 1964 г., и она была переведена
на ряд иностранных языков), я получил от Бориса Михайловича письмо,
состоявшее из одной фразы: «Прочел не отрываясь Вашу
“Занимательную психологию” и благодарю Вас за нее».
Я получил от читателей несколько сот писем (и все еще продолжаю их получать),
но это было самое дорогое и ценное для меня письмо!"
http://americana.socionet.ru/files/Platonov.pdf
==========================================
---------------------------------------------
Психология. Учебник для средней школы (Теплов Б.М.)

ЦК ВКП(б) в своём постановлении от 1946-го года признал совершенно ненормальным,
что в средних школах не изучается логика и психология, и счёл необходимым ввести,
начиная с 1947/48-го учебного года, преподавание этих предметов во всех школах Советского Союза.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава I. Предмет психологии
Глава II. Развитие психики
Глава III. Ощущения
Глава IV. Восприятие
Глава V. Внимание
Глава VI. Память
Глава VII. Воображение
Глава VIII. Мышление и речь
Глава IX. Чувства
Глава X. Воля
Глава XI. Психологический анализ деятельности
Глава XII. Психологическая характеристика личности
-------------------------

"Зачем Хрущёв запретил учебник психологии Б.М.Теплова".

Дмитрий Таран рассказывает, зачем старшекласснику нужно изучать психологию.
В чём особенности сталинского учебника психологии,
чем он отличается от современных.
На каких основах строилась система образования,
позволившая Советскому Союзу достичь небывалых высот развития.
Как знание основ психологии может помочь современному школьнику
понять себя и сориентироваться в жизни.
https://www.youtube.com/watch?v=KWlqAWeIV2I
--------------------------------------------
Аватар пользователя
proster
 
Сообщений: 257
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 11:42
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Пред.

Вернуться в Информация к размышлению

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron